На главную страницу Форма обратной связи
Рекомендуем:
Разделы сайта
ФАТФ --- 

ФАТФ

alt
Важную роль в противодействии отмыванию преступных доходов и уводу активов через офшоры играет ФАТФ, которая была создана в 1989 г. по инициативе «большой семерки» в рамках ОЭСР. Ее деятельность получила импульс после террористического акта 11 сентября 2001 г. В настоящее время в организацию входят 31 государство, а также Европейская комиссия и Совет сотрудничества стран Персидского залива. Секретариат ФЛТФ расположен в штаб-квартире ОЭСР в Париже, но сама организация является совершенно самостоятельной, а не подразделением ОЭСР. С июня 2003 г в ФАТФ входит и Россия. Ее представляет в этой организации Комитет по финансовому мониторингу РФ.
ФАТФ особое внимание уделяет офшорам потому, что в силу их информационной непрозрачности они могут явиться угрозой международной экономической безопасности, а также использоваться криминалом и террористическими группами . Анонимность офшоров и отсутствие жесткого финансового контроля превращает их в привлекательные юрисдикции для отмывания средств, полученных преступным путем.
Так, созданные в офшорах специальные предприятия, не подлежащие консолидации в корпоративной отчетности (special purpose entities), стали основой «творческих» схем бухгалтерского учета, приведшего к громкому банкротству корпорации Enron, потрясшему финансовые рынки в 2005 г. Расследование событий 11 сентября 2001 г. показало, что террористы получали финансирование из структур, зарегистрированных в нескольких офшорных юрисдикциях.
Еще в 1990 г. ФАТФ выработала 40 рекомендаций по борьбе с отмыванием преступных доходов, которые стали началом формирования соответствующих международных стандартов в этой сфере. В 1996 г., 2003 г. и 2004 г. они пересматривались с учетом новых тенденций, а также были дополнены новыми 9 рекомендациями в связи с новыми задачами по противодействию финансированию терроризма .
ФЛТФ исследует имеющиеся в мире юрисдикции па предмет содействия преступной финансовой деятельности и составляет перечень стран и территорий, отказывающихся от сотрудничества с ней в этом отношении. 23 июня 2000 г. ФАТФ впервые опубликовала такой «черный список», в который вошли 15 несотрудни-чающих государств, среди которых были 12 классических офшоров, а также Россия, Израиль и Филиппины. Этим странам был дан 1 год на то, чтобы они привели свое законодательство в соответствие международным нормам. Как известно, Россия в октябре 2002 г. была исключена из списка ФАТФ. Список ФАТФ неоднократно менялся: из него исключались отдельные юрисдикции, включались новые. К концу 2006 г. в нем побывали 23 страны, которые, выполнив требования ФАТФ (иногда формально), были из него исключены. Последним государством в нем оставалась Мьянма, которая покинула список в октябре 2006 г. (табл. 11.2).
ФАТФ, в отличие от ОЭСР, обладает рычагами воздействия на несотрудничающие страны. В феврале 2000 г. ФАТФ опубликовала 25 критериев для идентификации несотрудничающих с ОЭСР стран и территории, несоответствие которым уже могло иметь определенные экономические и политические последствия. Эти критерии были разбиты на четыре группы:

Группа «А». Лазейки в финансовом регулировании.
1. Отсутствие или неэффективность регулирования и надзора за работой всех финансовых институтов в какой-то стране или территории, а также нормативной базы, соответствующей международным стандартам, которые применяются в борьбе против отмывания преступных доходов.
2. Возможность использования финансовых институтов физическими или легальными юридическими лицами без соответствующей авторизации и регистрации или по крайне упрощенным требованиям.
3- Отсутствие защитных мер против доступа криминала или его сообщников к управленческим функциям, контролю и присвоению значительных инвестиций в финансовых институтах.
4. Существование анонимных счетов и счетов заведомо фиктивных лиц.
5. Отсутствие эффективных законов, соответствующего регулирования или соглашений между надзорными органами и финансовыми институтами, а также соответствующих соглашений между финансовыми институтами по идентификации финансовыми институтами клиентов и бенефициаров счетов.
6. Отсутствие законодательных или регулирующих обязательств для финансовых институтов или соглашений между надзорными ведомствами и финансовыми институтами или соответствующих соглашений между финансовыми институтами по регистрации и хранению документов, связанных с идентификацией их клиентов и отчетов по их местным и международным трансакциям, в течение обоснованного и достаточного периода времени (5 лет).
7. Законодательные или практические препятствия доступу административных и судебных властей к информации по идентификации держателей или конечных владельцев счетов и по их трансакциям.
8. Нормы секретности, которые в ходе расследований по отмыванию преступных доходов могут быть не отменены, а наоборот, введены компетентными административными органами власти.
9. Нормы секретности, которые в ходе расследований по отмыванию преступных доходов могут быть не отменены, а наоборот, введены судебными властями.
10. Отсутствие эффективной и обязательной системы информирования компетентных властей о подозрительных и необычных операциях, нацеленной на обнаружение и наказание отмывания преступных доходов.
11. Отсутствие контроля, а также уголовных и административных санкций за нарушение обязательств по информированию о случаях подозрительных или необычных операций.
Группа «В». Препятствия, вызываемые другими требованиями регулирования.
12. Неадекватные средства по идентификации, регистрации и получению информации о юридических и коммерческих структурах (название, правовая форма, арес, имена директоров и их полномочиях в структурах).
13. Препятствия при идентификации финансовыми институтами конечных владельцев, директоров и должностных лиц компаний или бенефициаров юридических и коммерческих структур.
14. Наличие регулирующих или других структур, позволяющих финансовым институтам вести финансовый бизнес с неизвестными конечными владельцами или посредниками и отказывающихся разглашать информацию о них без запросов компетентных властей.
Группа «С». Препятствия международному сотрудничеству.
15. Наличие законов и норм, запрещающих обмен информацией между ведомствами, занимающимися борьбой с отмыванием преступных доходов, не указывающих методы обмена информацией или намеренно усложняющих получение такой информации.
16. Запрет соответствующих административных властей на проведение исследований и расследований от имени или за счет их иностранных партнеров.
17. Очевидное нежелание конструктивно отвечать на запросы соответствующих надзорных ведомств других стран.
18. Ограничительная практика в международном сотрудничестве против отмывания преступных доходов между надзорными органами или финансовыми институтами в интересах анализа и расследований подозрительных операций, мотивируя ссылками на связь этих операций с налоговыми делами.
19. Отсутствие результатов в борьбе против криминализации отмывания преступных доходов при серьезных преступлениях.
20. Наличие законов или регулирующих норм, запрещающих международный обмен информацией между судебными властями, или выдвижение ограничительных условий при обмене информацией.
21. Очевидное нежелание конструктивно отвечать на запросы других стран в рамках взаимной правовой помощи.
22. Отказ от сотрудничества судебных органов по делам о правонарушениях, признанных таковыми запрашивающей стороной, под предлогом налогового характера таких дел.
Группа *0» . Недостаточные ресурсы для предотвращения и обнаружения деятельности по отмыванию преступных доходов.
23. Отсутствие результатов в обеспечении административных и судебных властей необходыми финансовыми, кадровыми и техническими ресурсами для выполнения их обязанностей или проведения ими необходимых расследований.
24. Неадекватный или коррумпированный состав персонала правительственных, судебных или надзорных органов власти или других органов, ответственных за борьбу с отмыванием преступных доходов в сфере финансовых услуг.
25. Отсутствие централизованной структуры финансовой разведки или аналогичных структур для сбора, анализа и распространения информации о подозрительных операциях внутри компетентных органов власти страны1.
Юрисдикции, подпадающие под эти критерии и не желающие исправлять существующее положение в соответствии с рекомендациями ФЛТФ, по мнению этой организации, следовало автоматически включать в «черный список*. К ним предлагалось применять конкретные коллективные меры воздействия, побуждающие к сотрудничеству. Среди таких мер можно назвать жесткую процедуру идентификации клиента при открытии счетов резидентам этих юрисдикции в странах, входящих в ФЛТФ, ограничение или запрещение финансовых операций, требования сообщения о любых операциях с этими юрисликциями и т.п. Такие меры рекомендовалось применять прежде всего для юрисдикции, включенных в «черный список», если они не следуют рекомендациям ФАТФ. В то же время рекомендации ФАТФ не требовали ограничить использование офшорных компаний, а в большинстве случаев сводились к совершенствованию институтов принимающих их юрисдикции в соответствии с имеющимися международными стандартами.
Именно учет приведенных выше критериев путем внесения изменений в национальное банковское законодательство и валют-по-финансовую политику (иногда только формальный, касающийся основных критериев) вместе с заявлениями о готовности к сотрудничеству стали главными основаниями для исключения из «черного списка» ФАТФ. Ведь присутствие в нем сильно бьет по международной репутации юрисдикции и крайне негативно отражается на развитии международных экономических связей зарегистрированных в таких юрисдикциях компаний.
Несмотря на исчерпание «черных списков» ФАТФ, данные критерии выявления несотрудн и чающих стран и территорий остаются актуальными и сейчас. Не случайно они приводятся в качестве приложений к ежегодным обзорам ФАТФ о положении дел в данной сфере1.
Как и ОЭСР, ФАТФ стремится воздействовать не только на офшоры, но и на неофшорные государства и формально не акцентирует внимание на то, относится ли регион к «налоговым гаваням», или нет. Однако главной мишенью ФАТФ, несомненно, являются офшоры, многие из которых стали активно сотрудничать с этой организацией. Например, в 2002 г. Мэн, Гернси и Джерси приняли ряд мер о противодействии финансовым преступлениям, выразившихся в более тщательной проверке реальных владельцев и клиентов офшорных банков.
Особенностью ФАТФ является и то, что ее политика не ограничивается узкоэкономическими мотивами. Так, офшорные юрисдикции, специализирующиеся на предоставлении «удобных флагов», оказались под угрозой в связи с борьбой с терроризмом2. В некоторых приведенных выше критериях идентификации несотрудни-чающих стран делается упор не на налоговые преступления, а на криминальный характер отмывания преступных доходов.

  Также рекомендуем другие статьи:

  • Офшоры. Международные организации.
  • Другие международные организации
  • ОЭСР
  • Политика междунарожного сообщества в отношении офшоров
  • Офшоры в мировых потоках финансовых активов



  • Книги по экономике

    Copyright © 2009-2019
    EcoUniver.com - Все по экономике и рынках